Похожие публикации

Анкета заявителя (1)
Анкета
позволяющие его однозначно определить) ; (наименование, адресные ориентиры, кадастровый номер) ) Анкета заявителя: N Заявитель 1 Ф....полностью>>

Техническое задание наименование, характеристики и количество (объем) оборудования, по, оказываемых услуг по технической поддержке: Спецификация
Техническое задание
1.1. Все оборудование должно сопровождаться сертификатами соответствия, выданными в соответствии с требованиями, действующими на территории Российской...полностью>>

Подписание документов в Microsoft Word 2007/2010
Документ
Замечание: Документ должен быть полностью готов и сохранён до момента подписания. Если после добавления ЭЦП документ будет исправлен или ещё раз сохра...полностью>>

Инструкция формирование месячной отчетности об исполнении бюжета субъекта российской федерации в программном комплексе «свод smart» содержание
Инструкция
В составе месячной отчетности об исполнении консолидированного бюджета субъекта Российской Федерации и бюджета территориального государственного внебю...полностью>>



Российский комитет программы юнеско «Информация для всех», Бюро юнеско в Москве


МЕДИАОБРАЗОВАНИЕ

№ 6 2005

Российский журнал истории, теории и практики медиапедагогики

Журнал основан в 2005 году.

Периодичность – 6 номеров в год.

Учредители:

Российский комитет программы ЮНЕСКО «Информация для всех»,

Бюро ЮНЕСКО в Москве,

Ассоциация кинообразования и медиапедагогики России,

Южно-Уральский Центр медиаобразования,

Российская школьная библиотечная ассоциация

Таганрогский государственный педагогический институт

Издатель ИП Ю.Д.Кучма

Редакционная коллегия:

А.В.Федоров

главный редактор

Н.Л.Альварес

Л.М.Баженова

О.А.Баранов

Е.Л.Вартанова

С.И.Гудилина

В.В.Гура

А.А.Демидов

Н.Б.Кириллова

С.Г.Корконосенко

А.П.Короченский

В.А.Монастырский

С.Н.Пензин

Г.А.Поличко

В.С.Собкин

Л.В.Усенко

Н.Ф.Хилько

А.В.Шариков

Адрес редакции:

Ассоциация кинообразования и медиапедагогики России,

109542, Москва,

Рязанский проспект, д.99, офис У-430.

e-mails: tina5@

/mediaeducation

http:

http:

Статьи для публикации в журнале принимаются только по электронной почте.

© журнал «Медиаобразование»

Информационная поддержка:

Портал Московского Бюро ЮНЕСКО

http://www.unesco.ru/rus/pages/bythemes/stasya29062005124316.php

Портал Российского комитета Программы ЮНЕСКО «Информация для всех». http://www.ifap.ru

Анонсы содержания номеров журнала «Медиаобразование» публикуются на российском образовательном портале «Учеба» www.ucheba.ru и рассылаются администрацией данного портала всем желающим по электронной почте.

СОДЕРЖАНИЕ

Теория медиаобразования

Челышева И.В.

Теория «диалога культур» как философско-методологическая основа медиаобразования….

Хилько Н.Ф.

Психолого-педагогические особенности

аудиовизуального творчества в

медиаобразовании……………………………

Дети, молодежь и медиа: социологический аспект

Шариков А.В.

12 «зол» телевидения и задачи медиаобразования……………………………

Мурюкина Е.В.

Характеристика уровней развития

медиакультуры старшеклассников…………..

Учебные программы

Программа учебного курса «Технология медиаобразования в школе и вузе»……….

Библиография

Содержание журнала «Медиаобразование» за 2005 год………………………………………..

Теория медиаобразования

Теория «диалога культур» как философско-методологическая основа медиаобразования*

И.В.Челышева

кандидат педагогических наук, доцент

*статья написана при поддержке Совета по грантам Президента Российской Федерации «Государственная поддержка ведущих научных школ России» (грант НШ-657.2003.6, научный руководитель проекта – А.В.Федоров)

Базовой философско-методологической основой медиаобразования, по нашему мнению, является теория «диалога культур» М.М.Бахтина - В.С.Библера. Согласно данной философской концепции, культуры индивидуумов, личностей, социальных групп, народов, исторических эпох, стран и т.д. вступают между собой в диалогическое общение, непрерывно взаимодействуют, при этом взаимно обогащаются и взаимодополняют друг друга. Кроме того, культура но­вовременного мышления, согласно теории «диалога культур» - это культура «втягивания» всех прошлых, настоящих и будущих культур в единую цивилизационную лестницу. Философия «диалога» рассматривает специфику художественно­го эстетического отношения, понимания себя и «другого» через произве­дения культуры. Характеризуя творчество М.М.Бахтина, Е.В.Бондаревская пишет: «М.М.Бахтину свойственно культурологическое восприятие челове­ческого бытия, жизнь человека рассматривается им в хронотопе (прост­ранстве-времени) культуры. В культуре сосредотачиваются все смыслы че­ловеческого бытия: социальные, духовные, логические, эмоциональные, нравственные» [Бондаревская, Кульневич, с.255].

«Диалог культур» предполагает, прежде всего, определение понятия культуры, предъявляя следующий ряд требований:

1. «Это понимание культуры через идею одновременности и разновре­менно возникающих культур, то есть понимание культуры как формы взаим­ного общения культур. ...Культура определяется через общение культур, через выход цивилизации - в форме культуры - на грань с другой культу­рой: только при таком определении культуры имеет смысл и возникает логическое право говорить о диалоге культур. Только в одновременном «интервале» возможен обмен диалогическими репликами.

2. ...только понимаемая как произведение (или целостность произ­ведений) культура органична, предполагает диалог автора, творивше­го, скажем, в античной культуре, и читателя, живущего, к примеру, в культуре современной, ... произведение всегда обращено к (возможному) далекому Собеседнику. Само произведение есть такой вопрос, обращенный к человеку, здесь, сейчас отсутствующему, ответ которого мне необхо­дим...: вместе с тем произведение есть ответ на предполагаемый вопрос. И я отвечаю (ответственен) всем своим бытием, в произведении запечат­ленным» [Библер, 1997, с.207].

О культуре много говорят, пишут, спорят… В уже прошлом веке «кризис культуры и од­новременно - выход культуры в эпицентр всего бытия и быта людей ХХ века ... эти феномены с особой силой появились и обнаружились в искусстве ХХ века ... В середине и, особенно к концу нашего века особенно опас­ными становятся «дебри культуры», но вместе с тем возникают более прочные и спокойные основания всеобщности культурного «социума» [Библер, 1997, с.239-241]. Последний предполагает включение в диалог субъекта общения – коим является адресат медиа (зритель, слушатель, читатель различных медиатекстов).

Адресату медиа отводится важная роль, так как он принимает либо активное, творческое, либо пассивное участие в осмыслении явлений медиакультуры, оказывающих то или иное влияние на личность. Отражение этой проблемы мы находим и в философской концепции В.С.Библера: «В ХХI веке предельна роль зрителя или слушателя, его ус­тановки на творческое соучастие на энергию распада, или - на ностальги­ческое бегство к иной классической, уже исходно заданной гармонии, или, наконец - на сомнамбулическое сладострастие «сто-яние» в точке этого балансирования, когда со-участие подменяется со-кричанием, сов­местным внушением, экстазом ...» [Библер, 1997,с.238].

Медиаобразование неотделимо от понимания и восприятия произведе­ний искусства и места культуры в жизни человека, значение которой не­измеримо возросло в ХХ веке. «Только в процессе восприятия фильм становится произведением искусства. Художественное восприятие – это не пассивное отражение, а созидательный акт, предполагающий активное участие зрителя. …В какой-то степени он становится соавтором фильма» [Иосифян, Гращенкова, 1974, с.3]. Та же мысль подтверждается Г.Я.Власкиной: «Эстетическое восприятие передач художественного цикла предполагает не просто усвоение художественно-эстетической информации, а активное восприятие, побуждающее к соразмышлению, сопереживанию, собственным поведенческим реакциям, к сотворчеству» [Власкина, 1985, с.26]. Художественное восприятие произведений искусства, в том числе и медиа-арта дает возможность зрителю, слушателю «понимать замысел автора произведения, вырабатывать собственное мнение о любом произведении искусства, связывая свои суждения с его художественным содержанием, воспринимать себя субъектом восприятия, вступать в диалог с автором произведения» [Лепская, 1999, с.18].

Собственное видение человеком произведений мировой культуры, в том числе и медиакультуры, постоянный диалог на микро/макроуровнях, позволяют человеку стать центром «художественного видения». «Мир худо­жественного видения есть мир организованный, упорядоченный и завершен­ный помимо заданности и смысла вокруг данного человека как его цен­ностное окружение: мы видим, как вокруг него становятся художественно значимыми предметные моменты и все отношения - пространственные, вре­менные и смысловые» [Бахтин, 1997, с.238]. В современных условиях произведения медиакультуры во многом способствуют, хочет че­ловек этого или нет, формированию его ценностных ориентаций, интеллек­туальной и эмоциональной сферы, а в конечном итоге - и жизненной пози­ции настоящих и будущих поколений. Справедлива, в этой связи мысль С.Н.Пензина о том, что «зритель как бы выключается из собственной жизни и вступает в другую – «чужую», становится соучастником героя или идентифицируется с ним. Когда превращение осуществляется легко и непринужденно, человек испытывает эстетическое удовольствие от просмотра; если все противится подобному переходу, фильм отвергается…» [Пензин, 2001, с.73].

С развитием новых технологий (в том числе – телекоммуникационных сетей, Интернета), достижениями в области нау­ки и техники, усовершенствованиями в сфере производства, в мире все заметнее проявляется тенденция к увеличению количества свободного времени. Жизнь человека вне производства, вне трудовой деятельности, так называемая частная жизнь человека «крайне существенна, ибо в ней впер­вые формируется индивид.... Свободное время частного времяпрепровож­дения очерчивает как бы меловой круг вокруг индивидуального быта и индивидуального общения. Вне этого частного общения ...не может сфор­мироваться и личность культуры, особое личностное общение в сфере произведений» [Библер, 1997, с.286]. На первый взгляд, данный феномен открывает неви­данные доселе горизонты для всестороннего, творческого развития лич­ности. Но, к сожалению, в реальной жизни далеко не всегда свободное время используется во благо и способствует духовному обогащению личности, ее развитию и совершенствованию, а за­частую становится лишь «свободой от...». Тревожные факты реальной дейс­твительности - рост молодежной преступности, правонарушений, наркома­нии и т.д. заставляют всерьез задуматься над проблемами организации досуга молодежи, модернизацией педагогических мето­дов, приемов, форм организации свободного времени. И в этой связи медиапедагогика имеет большие по­тенциальные, но, увы, не всегда используемые возможности, тог­да как «свободное время, столь значимое в культуре (время свободно вы­бираемого творчества, время создания и прочтения произведений) и сво­бодное время в цивилизации (время досуга, частной жизни, время взаимо­обогащения двух форм детерминации) в гражданском обществе ХХ века все более сближаются и органически переходят друг в друга... Этот процесс в значительной мере подготавливает основные составляющие «социума куль­туры» [Библер, 1991, с.300].

Масс-медиа занимают одно из первых мест в ряду предпочтений современных учащихся и доступны широким слоям общества. По дан­ным исследования, проведенного ЮНЕСКО в 1997-98 гг., из 5000 детей (жи­телей из 23 стран), 91% имеет возможность смотреть телевизионные каналы, доступ­ность прессы составляет 85%, магнитофонов - 75%, комиксов - 66%, видеомагнитофонов - 47%, видеоигр - 40%, персональных компьютеров - 23%, Интернета - 9%. Ежедневно в среднем дети смотрят телевизор 3 часа в день, что составляет почти вполовину больше времени, чем уделяются ими другим видам деятельности. Для сравне­ния, «слушание радио - 1,1 часа, слушание аудиокассет (CD) - 0,9 часа: компьютер - 0,64 часа (те, кто имеет к нему доступ)» [Спичкин, 1999, с.9]. Для российских школьников средства массовой коммуникации (в связи с ростом цен на книги и печатную продукцию) в ряде случаев становятся главным источником получения необходимой ин­формации.

Безусловно, каждое средство массовой коммуникации (ТВ, кинематограф, пресса, радио, Интернет и др.) имеет определенные технические возможности и обладает широким спектром выразительных средств. В то же время, все растущий поток медиаинформации требует от современного зрителя, слушателя, читателя осмысления и критического анализа, выявления эстетичес­кой значимости медиатекстов (то есть информационных сообщений, пе­реданных с помощью средств коммуникации), определения их потенциальных возможностей для развития личности и т.д. Процесс осмысления, анализа и всестороннего рассмотрения различных медиатекстов представляет определенную трудность для школьников и молодежи, так как, к примеру, художественный медиатекст, «несет в себе не только объективный факт, но и субъективное его воссоздание, в процессе которого запечатлеваются чувства художника-автора, его отношение к этому факту, оценка, истолкование. В окончательном образном обобщении этого факта перед нами открывается мировосприятие художника, его идеологические, философские, эстетические взгляды. Оценивая их, мы тем самым проверяем, уточняем, формируем свое отношение к миру, а порой в эмоционально-образной форме искусства заново открываем для себя окружающий мир» [Усов, 1980, с.20-21].

В связи с этим, одной из важнейших задач медиаобразования является развитие у учащихся способности к полноценному восприятию и анализу медиатекстов. «Гуманитарная мысль рождается как мысль о чужих мыслях, волеизъявлениях, манифестациях, выражениях, знаках, за которыми стоят проявляющие себя боги (откровение) или люди (законы властителей, заповеди предков, безыменные изречения и загадки и т.п.)... Всякий текст имеет субъекта, автора (говорящего, пишуще­го). ...Два момента, определяющих текст как высказывание: его замысел («интенция») и осуществление этого замысла. ...Каждый текст предполага­ет общепонятную (т.е. условную в пределах данного коллектива) систему знаков, «язык» (хотя бы язык искусства). Если за текстом не стоит язык, то это уже не текст, а естественно-натуральное (не знаковое) явле­ние... Но одновременно каждый текст (как высказывание) является чем-то индивидуальным, единственным и неповторимым, и в этом весь смысл его (его замысел, ради чего он создан). Это то в нем, что имеет отношение к истине, правде, добру, красоте, истории. По отношению к этому моменту все повторимое и воспроизводимое оказывается материалом и средством … Событие жизни текста, т.е. его подлинная сущность всегда разыгрывается на рубеже двух сознаний, двух субъектов. ... Че­ловек в его человеческой специфике всегда выражает себя (говорит), т.е. создает текст (хотя бы и потенциальный)» [Бахтин, 1997, с.307-315].

Как известно, целью медиаобразования является развитие культуры об­щения с медиа, умений интерпретации, анализа и оценки медиатекстов, обучение самовыражению с помощью медиатехники и т.д. Медиатекст несет не только информационную нагрузку, но и является результатом общения и творческого осмысления его сущности субъектами, вовлеченными в процесс создания и восприятия медиаинформации. Проблематика взаимодействия автора и аудитории медиатекста затра­гивается в работах многих исследователей медиаобразования (Л.М.Баже­новой, О.А.Баранова, Е.А.Захаровой, С.Н.Пензина, Ю.Н.Усова, А.В.Федорова и др.). М.М.Бахтин резонно считал, что это взаимодействие должно быть субъектно-субъектным: «при понимании - два сознания, два субъекта». Рассматривая проблему автора произведения, он акцентировал внимание на том, что автора «нельзя отделять от образов персонажей, так как он входит в состав этих образов как неотъемлемая часть (образы двуедины, иногда двуголосы). Но образ автора можно отделить от образов персонажей: но этот образ сам создан автором и потому также двуедин» [Бахтин, 1997, с.323].

В.С.Библер считал, что чем дальше мы (адресаты, слушатели, зрители) находимся от «автора», тем острее вступаем с ним в творческое обще­ние, «дополняем смысл этого произведения, домысливаем проект до це­лостного кристалла, до «второй жизни» автора ... Наш разум, наш дух всегда - в произведении к кому-то обращается: произведение всегда - наше адресованное бытие... к «далекому собеседнику»... Произведение - это всегда есть некий способ воссоздать мир впервые - из звуков, из кра­сок, так, чтобы читатель из этого «ничего» творил «все» [Библер, 1997, с.282]. Дейс­твительно, подлинные произведения искусства (в том числе и медиа-арт) - это всегда взаимодействие. Образ (например, экранный) материализует замысел автора в конкретной аудиовизуальной, пространственно-временной форме повествования, побуждая аудиторию переживать, додумывать, домысливать при помощи языка медиатекста, возможности которого постоянно расширяются. Например, современные достижения компьютерных технологий позволяют проникать в мир виртуальной реальности, которая по справедливому утверждению Ю.Н.Усова обладает удивительным жизнеподобием «по сравнению с кино, телевидением, видео. ... Отождествление худо­жественной виртуальной реальности с объективной оказывается стопро­центным, хотя она и иллюзорна. ... Однако грамотный зритель ощутит и здесь присутствие творца, ибо традиционные законы художественного пространства, времени, дискретности повествования останутся: ведь ил­люзия, какой бы она ни была, все же создана автором, и в ней его эмо­ционально-интеллектуальное начало также будет выявлено на основе со­отношения перцептивных единиц» [Усов, 2000, с.69].