Похожие публикации

Подробная программа /volshebnyj koktejl doc Новый Год в Танзании 1 Сафари + отдых. Заезд 29. 12. 13
Программа
2)«Жемчужины Карибского моря» Доминиканская республика- Антигуа и Барбуда- о. Тортола, Британские Виргинские о-ва- Гваделупа 8 дней – от 16 140 рублей...полностью>>

РЕШИЛ №157–СД 25 июля 2013 года д
Документ
О внесении изменений в решение от 18.12.2012 № 134-СД «О бюджете Передольского сельского поселения на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов»...полностью>>

На основе синтетических полимеров и синтетического каучука
Документ
Клей-расплав на основе синтетического полимера. Наклейка бумажных и пластмассовых рулонных   этикеток   на   бутылки   и   ПЭТ-емкости.   Продукт   оч...полностью>>

Образовательная программа «интеллектуально-творческий потенциал россии» (15)
Образовательная программа
На конкурс предоставляются фотографии размером не менее чем 210х297 мм, в рамках или без них. Один участник по одной тематической номинации может пред...полностью>>



Юлия Витальевна Шилова Ни мужа, ни любовника, или я не пускаю мужчин дальше постели Аннотация

Глава 22

Я не чувствовала рук, даже когда меня отстегнули от батареи, и скулила от боли, как побитая собачонка. Меня привезли в какую-то маленькую квартирку, заставили принять душ и протянули спортивный костюм.

– Ты всё поняла? – в который раз спрашивал меня лысый за несколько минут до приезда Лены.

– Поняла.

– Не забудь. Ты попала в страшную аварию, но сегодня прилетают родители твоего жениха. Отменить встречу нельзя, но тебе нужно хорошо выглядеть.

– Я всё запомнила.

– Да и мы ей всё популярно объяснили.

– Тогда зачем повторять одно и то же сто раз?

– Смотри, только попробуй сказать ей что-нибудь лишнее. Пристрелю, без всяких предупреждений.

Долговязый курил на балконе и постоянно говорил с кем-то по мобильному телефону. Лысый сидел прямо в комнате недалеко от меня и делал вид, что читает газету. Больше всего забавляло, что газета была на французском языке, которого лысый не знал. Тем не менее он с умным видом вглядывался в незнакомые буквы.

– Что пишут? – не удержавшись, спросила я.

– Пишут, что всё нормально, – пробурчал он и, пока Лена отвернулась, показал мне кулак.

Лена провела по моему лицу ладонью и посмотрела на меня жалостливым взглядом.

– Представляю, как тебе больно.

– Это был очень сильный удар, – говорила я, разглядывая себя в зеркало. – Прямо в лицо…

– Бедненькая…

– Я потерплю. Ты можешь смело меня красить.

– Давай я буду аккуратно накладывать тебе грим, но если ты чувствуешь, что тебе больно, то сразу мне сигнализируй. Мы будем давать твоему лицу отдыхать. Я буду на него дуть. Только для начала смажем его мазью, чтобы не так щипало.

Как только Лена взяла тампон и стала наносить крем, от боли у меня по щекам потекли слёзы.

– Налейте Марине что-нибудь выпить, – обратилась к лысому Лена.

– Зачем?

– Без обезболивающего нельзя. Мы же все тут не изверги. У неё на лице открытые, кровоточащие раны.

– Но здесь ничего нет.

– Нужно сходить в магазин. В противном случае ничего не получится. Она не выдержит. Вон, плачет сидит. И не вино нужно брать, а что-нибудь не меньше сорока градусов. Чем быстрее принесёте спиртное, тем быстрее начнём наносить грим.

Парни переглянулись и не стали препираться. За спиртным пошёл лысый. Долговязый тут же вернулся с балкона в комнату и сел на его место. Как только за лысым закрылась дверь, Лена сняла с себя босоножку и, взглянув на долговязого, игриво спросила:

– Тебя Женей зовут?

– Женей.

– Жень, у меня у босоножки застёжка барахлит. Сделай, пожалуйста.

– В ремонт обуви сходи, – с подчёркнутым пренебрежением сказал он.

– Это я и без тебя знаю. Но мне реально некогда. Просто у меня сегодня ещё работа, и я боюсь, что застёжку потеряю.

– Ну что ты на меня смотришь, как на будку с надписью «Ремонт обуви»?!

Бесцеремонно сунув ему босоножку, Лена дождалась, пока он к ней наклонится, и в тот момент, когда он спросил:

– Ну и что здесь у тебя отлетает? – со всей силы ударила его по голове лежащей рядом с диваном гирей.

Долговязый вскрикнул и повалился на пол. Лена весело мне подмигнула и принялась одевать босоножку.

– Лена, спасибо! Но как ты поняла, что я в беде?!

– А тут и понимать нечего, и без слов всё видно. Я же не дура. Так в аварии не попадают. Так только бьют или, правильнее говоря, убивают. У тебя лицо не ушиблено, а всё напрочь разбито. Я сразу подумала, что ты в опасности.

– Если бы не ты…

– Да ладно, только не вздумай рассыпаться в благодарностях. В чудовищную ситуацию может попасть каждый из нас. Как можно друг другу не помочь? Тем более, если это твой соотечественник.

Я наклонилась над долговязым, нащупала у него в кармане пистолет и достала его. Затем нашла мобильный и бумажник с деньгами, которые явно не помешают. Несмотря на то что на голове долговязого выступила кровь, он зашевелился. Не раздумывая ни минуты, я сняла пистолет с предохранителя и выстрелила ему в голову. Я превосходно умела пользоваться любым оружием, и этому научил меня дед. Как только раздался выстрел и брызги крови разлетелись по комнате, Лена сморщилась и закрыла глаза.

– За что ты его?

– Если бы я это не сделала, то это сделал бы с нами он. Лена, не переживай, никто не узнает.

– Ты взяла его телефон?

– Да, – кивнула я.

– Сотри из него мой номер.

– И номер сотру, и телефон уничтожу. Ты только ничего не бойся. У тебя не будет никаких проблем.

– Да я и не боюсь. Одним козлом стало меньше. А то в последнее время их столько расплодилось. Им уже в России тесно стало, и они все за границу попёрли.

Услышав, как снаружи поворачивается ключ, я побежала в коридор и встала у стены, рядом с входной дверью.

– Я вискаря взял! – крикнул лысый. – Пойдёт?

– Отлично! То, что доктор прописал! Неси сюда! – ответила ему из комнаты Лена.

Как только лысый захлопнул входную дверь, то сразу получил пулю в затылок. Лена выглянула из комнаты и мрачно произнесла:

– Второй тоже готов.

Я попыталась найти у лысого оружие, но, к моему удивлению, у него ничего не было. Пистолет был только у долговязого. Забрав у лысого мобильный телефон, я посмотрела на облокотившуюся о стенку Лену и поспешила сказать:

– Если и у этого есть твой номер, то считай, что у него уже ничего нет.

Лена бросилась в комнату, чтобы собрать свою сумку с гримом, а я в это время насчитала у лысого в кармане тысячу долларов и попыталась отдать её своей новой подруге.

– Я не возьму, – стала отказываться та.

– Возьмёшь.

– Я тебе не за деньги помогала.

– Я знаю. Но ведь глупо оставлять деньги трупу. Всё равно их полиция к рукам приберёт.

– Тоже верно, – произнесла Лена и положила деньги в карман.

Как только Лена закончила собирать свою сумку, мы прихватили купленную лысым бутылку виски и вышли из квартиры. На улице уже было темно.

– Тебе есть где ночевать? – спросила меня Елена.

– У меня есть номер в гостинице, но там ночевать опасно. Ерунда. Я сниму номер где-нибудь в другом месте.

– Ты можешь переночевать у меня. Куда ты пойдёшь в таком виде и в таком состоянии?

Лена сняла с себя большие тёмные очки, закрывающие пол-лица, и протянула их мне:

– Возьми, чтобы люди не пугались.

Я надела очки и распустила волосы. Лена тут же мне их взлохматила, стараясь как можно больше волос набросать на лицо.

– Вот это другое дело.

– Ты же говорила, что у тебя сегодня ещё работа.

– Я отвезу тебя к себе домой, а потом съезжу на работу. Это займёт часа три, не больше.

– Лена, мне нужна ещё твоя помощь.

– Какая? – Брови Лены поднялись.

– Ничего сложного. Мы сейчас просто поймаем такси, заедем в отель. Ты скажешь мою фамилию, возьмёшь ключ, зайдёшь в номер и заберёшь из сейфа мои документы и деньги. Я хочу вылететь завтра же, первым рейсом.

Глава 23

Когда Лена вынесла из отеля мои документы и деньги, я посмотрела на неё глазами, полными слёз, и покосилась на водителя. Слёзы капали из-под тёмных очков, обжигали лицо и доставляли неимоверную боль. Лена, сев рядом со мной, взяла меня за руку:

– Не плачь. Всё хорошо.

– Если бы не ты…

Подъехав к дому Елены, мы зашли в её просторную квартиру-студию и первым делом открыли бутылку виски, чтобы немного выпить.

– Где твой жених? – неожиданно спросила Лена.

– Да никакой он мне не жених, – с горечью в голосе произнесла я и махнула рукой.

– Мне на работу пора, – взглянула на часы Лена. – Я вернусь максимум через три часа, и ты мне всё расскажешь.

– А куда ты едешь?

– Сегодня ночью один клип музыкальный снимают на фоне ночного Парижа. Мне нужно сделать макияж и причёску молодой, но уже популярной певице.

– Она русская?

– Француженка.

– Ленка, какая же у тебя работа интересная. Ты даришь людям красоту. Знаешь, я всю жизнь мечтала о такой подруге…

Лена подмигнула и прижала меня к себе.

Я всегда верила в женскую дружбу, хотя все наперебой твердят, что её нет. Я никогда не понимала, как можно слепо соревноваться с другими женщинами. Это понижает собственную самооценку. Хотя наша жизнь и проходит в условиях жёсткой конкуренции, но я научилась не завидовать тем, кто красивее, умнее, талантливее, кто добился в жизни большего, чем я. Я знала, что не стоит сражаться из-за мужчин, социального статуса и денег. Нужно просто никогда не сравнивать себя с кем-то. Первый враг любой из нас – это недовольство собой, оно способно разрушить всё вокруг. Это монстр, который не даёт нам выражаться и заставляет утрачивать уверенность в себе.

Я всегда была за женскую солидарность. Мы должны видеть в наших подругах не соперниц, а союзниц. Нужно уметь искренне радоваться успехам другого человека. Зачем ревновать, ведь каждая из нас прекрасна по-своему? Увидев ухоженную и со вкусом одетую женщину, мы рассматриваем её фигуру, осанку, походку, волосы и почему-то забываем, что мы можем выглядеть точно так же. Что нам мешает? Только собственная лень. И всё же красивым женщинам особенно тяжело. Трудно быть совершенством. Мужчины смотрят на них с восхищением, а женщины с нескрываемой ревностью. Именно красивым завидуют, больше всего их хотят обидеть и оскорбить, но в чём виноваты подобные женщины? Ведь это заслуга их родителей.

Очень часто женскую дружбу разрушает зависть. Для того чтобы побороть её, нужно иметь огромную силу воли. Но это дано не каждому. И если хорошенько разобраться, то она появляется не от неудач в личной жизни, не от нехватки мужчин и денег, она появляется от собственной слабости. Мы просто не можем признать, что достижения окружающих нас людей – это стимул к чему-то большему, чем мы сейчас имеем. Глядя на Лену, мне хочется изменить свою жизнь, бросить ко всем чертям эту ненавистную работу и всерьёз заняться художественной фотографией.

Если человек что-то хочет и к чему-то стремится, то этого можно достичь, или хотя бы осуществить часть задуманного, но ведь и этой частью надо гордиться. Просто нам всегда кажется, что мы должны сделать больше. Мы разучились себя хвалить и относимся к себе слишком критически. Мы забываем о том, что жизнь у нас всего одна, и она не такая большая, как кажется на первый взгляд. Она мгновенна. Так будем же добрее по отношению друг к другу, ведь злость никогда не украшает лицо.

Чужой успех, чужая красота и чужая личная жизнь ни в коем случае не должны нас угнетать. Не стоит думать, что мы хуже. Нужно уметь вдохновляться чужими успехами и направлять свою энергию в позитивное русло. Именно сейчас я пришла к мысли, что это был мой последний заказ…

У каждого из нас своя судьба. Мы все разные, и у каждого из нас свой крест и своя ниша. Самое важное – это ощущать себя самодостаточным человеком, любить жизнь и чтобы было побольше общения и тепла. Спасибо Лене, она помогла мне это понять. Она прекрасный пример для подражания. Для того чтобы изменить жизнь, нужно в первую очередь изменить своё отношение к ней. Мне так не хватало человека, который бы помог мне посмотреть на себя со стороны, помог по-новому увидеть мир.

Несмотря ни на что, я верю в женскую дружбу. И пусть каждой из нас знакома горечь предательства, но в глубине души нам всем хочется верить во что-то доброе, светлое и искреннее. Все мы мечтаем о задушевной подруге, в которой не было бы ни капли зависти, с которой можно просто дружить и не испытывать при этом никаких опасений.

Сегодня я встретила подругу, о которой так долго мечтала… И я ни грамма ей не завидую. Я ею восхищаюсь! Как же я ею восхищаюсь! Рядом с нею хочется быть лучше…

Я вздрогнула от того, что раздался сигнал мобильного телефона лысого. Я не стала брать трубку, но на дисплей посмотрела – высветилось СТАС. Поняв, что сейчас он начнёт звонить на мобильный долговязого, я тут же его отключила. Когда не отвечают двое – это уже слишком подозрительно. Взяв телефон лысого, я дала Стасу сообщение следующего содержания:

«Стас, не могу говорить. Боюсь, вдруг кто-то услышит. Пришлось пойти на мокруху и бабу убрать. Наркота у меня. Всё в порядке. Женька пьяный вдрызг. В ауте. Ты сам-то где?»

Не прошло и пары минут, как пришёл ответ.

«Девку правильно убрали. Так спокойнее будет. Главное, чтобы нигде не наследили и всё чисто сделали. От трупа уже избавились? Я сам пьяный в ноль. Колю поминаю. До сих пор не могу поверить, что его больше нет. Сижу в ресторане своего отеля с роднёй, недалеко от Оперы».

Не долго думая, я отбила Стасу новое сообщение:

«Сделали всё чисто. От трупа избавились. Просто у Женька нервы сдали. Он литр выпил и вырубился. Давай встретимся через полчаса за зданием Оперы. Я тебе всё отдам, чтобы с меня больше спроса не было. А то я сейчас нюхну и зависну на неопределённое время. Ты меня сегодня пугал, что голову снесёшь. Лучше забери наркоту от греха подальше, чтобы тебе спокойнее было, и моя совесть чиста. Я уже выезжаю».

«Через полчаса жду за Оперой. Только не опаздывай, а то я реально на ногах еле стою».

Получив последнее сообщение, я выскочила из квартиры, предварительно запомнив её адрес, и, поймав такси, помчалась к Опере…

Я пришла чуть позже, чем Стас. Он курил, облокотившись о колонну, и периодически смотрел на часы.

– Ну, здравствуй! Не ждал?! – Я выглянула из-за колонны и выстрелила ему прямо в лоб…

От двух телефонов, SIM-карт и пистолета я избавилась, выкинув всё в Сену. Погуляв по ночному Парижу пару часов, я вернулась к Лене. Когда я позвонила в дверь, она открыла жутко перепуганная и бросилась мне на шею:

– Ну где ты была?! Я уже не знала, что и думать! Решила, что-то случилось!

Глава 24

В квартире Лены была большая терраса, на которой стояла кровать. Ленка любила там лежать и разглядывать звезды. Теперь мы устроились на этой кровати вдвоём, и, накрывшись тёплым пледом, смотрели на небо и слушали звуки ночного Парижа.

– Маринка, расскажи мне о себе. Как ты так вляпалась?

Я поведала Ленке всё, начиная с самого детства. Про лес, про деда, про свою директрису, про Лизку и про заказ на Париж. Ленка меня внимательно слушала и ни разу не перебила. Я думала, что сейчас она начнёт презирать меня и осуждать мою работу. Но этого не произошло. Она знала, что осуждать проще всего, нужно попытаться понять. Каждый живёт так, как умеет. И если мы совершаем ошибки, то никогда не бывает поздно их осознать и исправить.

– Лена, я тебе клянусь, что это мой последний заказ, – в сердцах произнесла я.

– Обещаешь?

– Обещаю. Ты мне веришь?

– Верю, – Ленка взяла меня за руку. – Ты сможешь. Ты сильная.

– Лен, спасибо.

– За что?

– За доверие. Знаешь, я как приеду, всерьёз займусь художественной фотографией. Я так люблю фотографировать…

– Ты можешь зарабатывать этим деньги.

– Господи, и почему я тебя раньше не встретила.

– Давай, сделай побольше снимков. А я приеду к тебе в гости в твой сказочный лес и посмотрю.

– Правда приедешь?

– Я там не была, но, судя по твоим рассказам, там очень красиво.

– Это, конечно, не Париж, но я буду так рада!

– Я не могу представить, как ты там одна живёшь?

– Я не одна – я с собакой.

– И это, по-твоему, называется не одна?! Тебе там действительно не страшно?

– По-моему, там безопаснее, чем в городе. А кого бояться-то? Я там каждый кустик, каждое дерево знаю.

– Чудная ты. Я не про кустики с деревьями говорю, а про людей.

– Для непрошеных гостей у меня есть ружьё, я с ним сплю.

– А я-то думаю, где ты так стрелять научилась… А ты, оказывается, с оружием спишь.

– Ленка, только давай не теряться. Ты мой талисман. Мой стимул к НОВОЙ ЖИЗНИ. Я знаю тебя всего ничего, но мне кажется, что мы знакомы чёрт знает сколько лет. Я очень тебя люблю.

– Я тоже.

– Завтра, когда окажусь в Москве, передам ей от тебя огромный привет.

– Я поеду тебя провожать в аэропорт и буду плакать. – Я уже давно мечтала о такой подруге, как ты… Надо же, при каких странных обстоятельствах мы встретились…

– А ты не хочешь вернуться в Москву?

– Нет. Мне очень нравится Париж.

– А я и сама не могу понять, нравится он мне или нет. В нём столько всего произошло. Хотя нет, очень нравится. Ведь этот город подарил мне тебя.

Перед тем как уснуть, Ленка подняла голову и прошептала:

– Маринка, ты помнишь, что ты мне обещала? Это был последний заказ.

– Само собой. Я тебе не просто обещаю. Я тебе клянусь.

– И пожалуйста, постарайся пускать мужчин дальше постели.

Мы обе покатились со смеху, и я не могла не заметить:

– Лена, честно, этого я тебе обещать не могу.

– А ты попробуй.

– Я даже не знаю… Одного захотела пустить, а он испугался.

– Не бери в голову. Придёт тот, кого ничем не испугаешь.

– Ты думаешь, найдётся такой смельчак?

– Конечно найдётся. Самое главное, тебе его не упустить.

– Я постараюсь…

– И ничего не бойся. Твой прошлое – это только твоё дело, и ты не обязана перед кем-то оправдываться. Ты такая, какая есть. Просто живи и знай, что ТЫ КЛАССНАЯ!!!

Я закрыла глаза и улыбнулась. Я уже давно не испытывала такого желания ЖИТЬ, как сейчас. Мне захотелось следовать своим собственным правилам. Я поверю в СЕБЯ НОВУЮ. Научусь прислушиваться к себе и собою восхищаться. Я не хочу волноваться о том, что подумают обо мне остальные. Меня будет больше заботить именно то, что думаю о себе я сама. Я буду учиться быть счастливой, ведь это целое искусство. Но я смогу им овладеть. Я уверена, что у меня всё получится. Мне уже сейчас хочется расправить свои сутулые плечи и задышать полной грудью. Тех, кто верит в себя, всегда преследует удача. Господи, как же хочется взять в руки фотоаппарат и ФОТОГРАФИРОВАТЬ!!! Теперь я знаю, что я достойна не жалости, а уважения. Победа над самой собой будет одна из самых важных побед в моей жизни.

Я больше не хочу ни о чём жалеть, сожаление – это очень тяжёлый груз. С ним невозможно идти вперёд, и если попытаешься сделать шаг, то он потащит назад. Теперь я буду учиться жить настоящим, буду учиться ничего не упускать. Нужно гнать любые негативные мысли, которые усложняют нам жизнь. ЖИЗНЬ НЕЛЬЗЯ ПРОЖИТЬ ЗАНОВО, НО НИКОГДА НЕ ПОЗДНО ЕЁ ИЗМЕНИТЬ. Я хочу быть свободной! Я хочу быть свободной, как внутренне, так и внешне от любых стереотипов и пресловутого общественного мнения.

Я стану благодарить жизнь за каждый предоставленный мне новый день, за каждый миг и каждый лучик солнца, который я буду видеть в своём окне. Как же замечательно, что я родилась ЖЕНЩИНОЙ, и как же интересно ею быть, открывая себя каждый день заново. Улучшая и обновляя себя…

Я проснулась, когда на улице уже было светло. Посмотрела на проплывающие надо мной облака, улыбнулась прекрасному утру, подумала о том, как же здорово спать под открытым небом, и, повернувшись в сторону Ленки, подскочила с кровати и закричала…

Вся постель была забрызгана кровью. Лена лежала с перерезанным горлом. Её глаза были закрыты… Она умерла во сне…