Похожие публикации

Мероприятий по подготовке и празднованию 70-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941 1945 годов
Документ
Предоставление участникам Великой Отечественной войны социальной поддержки в соответствии с федеральным законом «О ветеранах, социальных выплат на при...полностью>>

Положение о постоянно действующем координационном совещании по обеспечению правопорядка в Республике Калмыкия
Документ
1. Постоянно действующее координационное совещание по обеспечению правопорядка в Республике Калмыкия (далее — Совещание) является постоянно действующи...полностью>>

Внимание с 1 мая 2011 года в визовый центр нидерландов и бельгии необходимо предоставлять заполненный бланк согласия на обработку персональных данных собственноручно подписанный туристом или его законным представителем (для несовершеннолетних)
Анкета
С 1 мая 2011 года в визовый центр Нидерландов и Бельгии необходимо предоставлять заполненный бланк согласия на обработку персональных данных, собствен...полностью>>

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Документ
СНТ «Корунд» создано в 1986 г. На момент подачи иска имеет 890 членов, которые подключены к присоединенной электрической сети товарищества и своевреме...полностью>>



С. Кара-Мурза и товарищи Впоисках потерянного разума, или Антимиф-2

Если Россия всерьез плюхнется в либерализм, то социального государства нам не видать - по определению. Или Греф с Чубайсом, или 7-я статья конституции. А если вдруг у руля встанет социал-демократия? И, глядишь, еще начнет, как Сальвадор Альенде в Чили, давать бесплатно каждому ребенку по пол-литра молока? Тогда, если вести дело по правилам, и никакого Пиночета у нас не понадобится. Помыкается, помыкается наша социал-демократия и сама уйдет. Ибо это штука очень дорогая, а никого доить в «третьем мире» нам не дадут. Значит, деньги на это молоко придется вырывать у нашего чукотского Абрамовича, как Альенде пытался вырвать у чилийского, а это недемократично. Тут уж вся мировая цивилизация взбунтуется. Так что Абрамовича доить при такой демократии никто не позволит. Нас самих доят и доить будут, скоро кровь пойдет вместо молока. Социального государства западного типа в ограбленной стране быть не может - не по карману. А если чиновники ограбленной страны к тому же коррумпированы (а обычно так и бывает), то разворовываются и крохи той «социальной помощи», что выделяет от своих щедрот добрая власть. К -тому же при коррупции чиновников махровым цветом расцветает преступный мир, а добрые разбойники грабят прежде всего бедную часть населения, самую беззащитную. Социальный характер обедневшего государства с высоким уровнем преступности несовместим. Сегодня на наших глазах совершается важный шаг по ликвидации социального характера одной из важнейших систем жизнеобеспечения - ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ. За 70 лет в Советской России была построена очень экономичная и удобная централизованная система отопления жилья в городах. Теплоэлектроцентраль вырабатывает электричество, а отработанный пар с водой подается по трубам в жилые кварталы. Это система солидарная - все жители, независимо от их доходов, подключены к одной теплосети. Однако, начиная с Гайдара, правительство стало растрачивать на иные цели те деньги, которые должны были идти на содержание теплосети, и она пришла в аварийное состояние. Как же решило выйти из положения правительство Касьянова и его эксперты? Забросить совсем созданную в стране «социальную» теплосеть и устанавливать состоятельным гражданам квартирные мини-котельные. Вернуться к пещерной технологии, но с хорошим западным дизайном. Вот сообщение прессы: «В Твери в ноябре 2002 г. состоялся семинар «Поквартирные системы отопления и горячего водоснабжения». Выход из создавшегося кризиса видится один: переход на локальные и поквартирные системы отопления, широко применяемые за рубежом. Все участники семинара пришли к единому мнению, что перспектива строительства и ЖКХ - за локальными и поквартирными теплоисточниками. А вот сообщение уже февраля 2003 г., после январских аварий теплотрасс: «Сложившаяся в России структура теплоснабжения должна подвергнуться изменениям. Премьер-министр М. Касьянов дал поручение Госстрою РФ и другим органам ускорить введение новых технологий в этой сфере. В поручении указывается на возможность использования локальных источников тепла, упор на которые делается в большинстве стран мира». Дикая идея установить котельную в каждой квартире рассматривается вполне серьезно. 5 февраля полпред президента в Сибирском федеральном округе Л. Драчевский заявил в Омске на заседании коллегии Госстроя РФ, что в будущем надо «отказаться от затратных теплокоммуникаций. Альтернативу им могут составить локальные отопительные системы».

Для нас здесь важна именно та сторона вопроса, что правительство предлагает перейти от системы, которая по своему типу была предназначена для всех, от системы социальной (коммунальной, общей) к индивидуальному отоплению. Оно будет гораздо дороже, так что реально им сможет воспользоваться лишь меньшинство. А большинство населения пусть спасается, как может. Это -огромный откат даже от -тех остатков «социальности», что удавалось сохранить за -десять лет реформ. О строительстве новых структур «социальности» и речи не идет. У нас один путь обеспечить людям право на жизнь, а потом понемногу прибавлять и роскоши - соединить те крохи демократии, что мы успели урвать, с общинной солидарностью. Общинность, то есть взаимопомощь - не рациональная, а братская, как в семье, - это не совсем то, что социальность. Кое-что в ней тяготит вольнолюбивого человека, как и вообще бывает в семье. Сейчас не до жиру. Вылезем из ямы, подкормимся, а потом и опять можно за перестройку браться, демократию наращивать. Но уже укрепив человека задним умом.

Миф о переходе России на «рыночные» рельсы

В этой статье речь пойдет о возможности построения в России рыночной экономики западного образца. Но прежде чем переходить к сути вопроса, необходимо сделать некоторые оговорки. В России многие люди полагают, что если в какой то стране разрешена частная собственность на средства производства, то, значит, там построена рыночная экономика. Наличие частной собственности - это, безусловно, необходимое условие для существования экономики такого типа, но далеко не достаточное. Термин «рыночная экономика», под которым у нас обычно понимается экономика западных государств - это очень широкое понятие, которое определяется особым типом цивилизации, а именно, западным типом. И в этом смысле, например, экономика Японии или Южной Кореи не в деталях, а именно в существенных своих чертах отличается от рыночной экономики Европы и США.

Доктрина превращения советского хозяйства в рыночную экономику западного типа была блефом, если говорить о ее авторах, и утопией, если говорить о поверившей в нее значительной части общества. Еще с конца XIX века, российские экономисты и управленцы все ближе подходили к выводу, что такая экономика в России невозможна уже в силу климатических условий и огромных расстояний - слишком велики издержки на жизнеобеспечение и транспорт, слишком мал прибавочный продукт и капиталистическая рента. Кстати, поэтому Россия также инвестиционно мало привлекательна для иностранных предпринимателей. Позже, в 20-е годы, это показал неопровержимыми количественными выкладками выдающийся ученый А.В.Чаянов, а в последние десятилетия - академик Л.В.Милов и множество других специалистов высокого уровня. Тем не менее, некоторые интеллигентные и образованные люди верят то программе «500 дней» и до сих пор голосуют за Явлинского, то Хакамаде, то «программе Грефа». Верят и даже ждут каких-то «иностранных инвестиций» - вопреки опыту 12 лет!

На слушаниях в Госдуме были названы оптимистические расчеты: чтобы запустить (не восстановить, а лишь «вновь запустить») хозяйство России на рыночных основаниях, потребуется «всего-навсего» 2 триллиона долларов. ТРИЛЛИОНА! Вдумайтесь в эту цифру. Она значительно, на порядок, больше чем весь бюджет России. Греф с этой цифрой согласился (лишь маленькую скидку сделал). Если вы не верите, проведите собственные расчеты. Судите сами. В последние годы капиталовложения в село примерно раз в 100 меньше, чем были в 1988 г., а ведь то, что вкладывалось тогда, лишь поддерживало производство с небольшим ростом. Утрачивает плодородие почва без удобрений, добита техника, вырезано более половины скота. За годы «реформы» сельское хозяйство недополучило почти миллион тракторов. Значит, только чтобы восстановить уровень 80-х годов, нужно порядка 20 млрд. долларов. Только на тракторы! И ведь тогда восстановится база, на которой стояли колхозы, а фермерам по среднеевропейским нормам тракторов нужно примерно в десять раз больше. Значит, 200 млрд. долларов потребуется только для создания тракторного парка западного «фермерского» типа. А чтобы вернуть удобрения на нашу землю? А восстановить парк комбайнов и грузовиков? А починить трубопроводы, которые десять лет толком не ремонтировались? А вновь построить весь морской флот? А вновь построить почти полностью изношенные промышленность и электростанции? Огромные средства надо вложить, чтобы восстановить качество рабочей силы, повысить её квалификацию, довести питание людей хотя бы до минимального уровня, которого требует современное производство.

Жизнь ставит важные эксперименты, надо только глядеть. Была такая маленькая страна - ГДР, 14 млн. человек. Страна довольно развитая: хорошие дороги, новый жилой фонд, прекрасные кадры, высокорентабельное сельское хозяйство, сильная промышленность. Жили здесь образованные и сытые немцы, мяса потребляли 102 кг в год на человека. Вошла ГДР в состав ФРГ, и стали в ней перестраивать нерыночную экономику в рыночную. В течение многих лет в бюджете Германии ежегодно выделяется значительная сумма на реформу в Восточных землях. Уже к середине 90-х истратили более 600 млрд. долларов только на то, чтобы превратить вполне развитое хозяйство в экономику иного типа. И ничего до сих пор не получилось. Бывшая ГДР превратилась и осталась до сих пор депрессивной зоной с высоким уровнем безработицы. А ведь из ГДР никто не увозил марки на Запад, у них не было пьяницы-канцлера и олигархов, которые утаивают налоги. Во что же обойдется подобная операция в России? К чему кривить душой, эта операция невозможна - просто из-за того, что никаких денег на нее не хватит. Почему даже интеллигентный человек не сделает в уме расчет средств? Неужели боится взглянуть правде в лицо? А ведь придется, жизнь заставит, да боюсь, поздно будет.

Помимо ГДР много красноречивых фактов, которые имеют прямое отношение к оценке перспектив рыночной реформы в России. Приводят нам в пример Венгрию. Вот, мол, всё-таки можно социалистическое хозяйство переделать в благополучную рыночную экономику западного типа! Утверждение по поводу благополучия Венгрии, конечно, сомнительное, но допустим, что наши либералы здесь не лгут. Так что ж они помалкивают о цене венгерской реформы? А ведь она хорошо известна! К середине 90-х годов внешний долг Венгрии достиг 32 млрд. долларов. Для маленькой Венгрии это всё равно, что 600 миллиардов долларов для России. Еще раз призываю читателя вдуматься в порядок этой цифры. Во-первых, нам столько денег никто не даст, а во-вторых, мы бы такой долг в жизни не выплатили. Венгрии это позволено именно потому, что это маленькая страна и ее из политических соображений приняли в клуб «цивилизованных стран». А вот Аргентина, еще 30 лет назад бывшая самой развитой страной Латинской Америки, населенная выходцами из Европы, имевшая свою атомную и авиакосмическую промышленность. Ее заставили принять программу либеральной реформы по той же схеме, что и Россию. Сегодня в Аргентине половина населения находится на грани голода, на ней висит внешний долг в 150 млрд. долл., программы развития высоких технологий, разумеется, свернуты. Сравнительно недавно весь мир обошли кадры массовых беспорядков, случившихся в Аргентине после финансового краха. Цены тут же взлетели до небес, банки заморозили вклады населения, десятки тысяч людей остались без работы.

Давайте вспомним, как средствами промывки мозгов манипуляторы заставили наш народ поверить в либеральную утопию. Когда идеологи перестройки и «шоковой терапии» повели агитацию за разгон колхозов, они задали обществу вот такой вопрос:

«Что лучше - вологодский колхоз или французская ферма?» - и все в один голос вопят: «Ферма, ферма! Долой колхозы!»

Стыдно вспоминать. Как можно сравнивать два совершенно различных уклада, абсолютно не учитывая местные условия? Климат и почвы разные, никакого сравнения. В Средней полосе России снег лежит уже в октябре, а сходит только в мае. У французов в голове с трудом укладывается, как вообще в таких условиях можно вести сельскохозяйственные работы! Кроме того тракторов во Франции 120 на 1000 га, а в колхозе - лишь 11. В середине 80-х годов, когда у нас разыгралась антиколхозная кампания, в ЕЭС давали 1099 долларов бюджетных дотаций на каждый гектар сельскохозяйственных угодий. Огромная сумма! А нам продажные мерзавцы все уши прожужжали о невиданных дотациях «советскому колхозному селу». На самом деле, именно западные фермеры получали такую огромную поддержку от государства, о которой наш колхозник и мечтать не смел! Возьмите калькулятор и подсчитайте. В 1984-1986 гг. в РСФСР использовалось 218,4 млн. га сельскохозяйственных угодий. Если бы сельское хозяйство РСФСР дотировалось в той же степени, что и в Западной Европе, расходы на дотации из госбюджета составили бы 240 млрд. долларов! Как мог наш образованный народ поверить сказкам про «огромные дотации колхозам»? А ведь и сейчас верят, что «аграрное лобби» выбивает в Госдуме дотации для поддержания «нерентабельных колхозов».

И чем же лучше были западные фермы, с точки зрения нашего горожанина, «на выходе»? С 1985 по 1989 г. средняя себестоимость тонны зерна в колхозах была 95 руб., а фермерская цена тонны пшеницы в 1987/88 г. была в той же Франции 207 долларов, в Англии - 210, в ФРГ - 244. Сравните 95 рублей и 207-244 доллара! Прикинули бы, сколько стоил бы у нас хлеб, если бы колхозы вдруг заменили западными фермами, и какие колоссальные дотации надо дать этим фермам, чтобы они нормально работали.

Всё, сказанное выше, вовсе не означает, что мы призываем вернуться в прошлое. Это не нужно, да и невозможно. Нам прекрасно известны не только преимущества тех же колхозов, но и недостатки. Мы говорим о невозможности построения в России рыночной экономики ЗАПАДНОГО образца. Мы, современные коммунисты, призываем к оптимальному сочетанию рыночных механизмов и государственного регулирования и считаем, что у России свой, особый путь развития, обусловленный объективными специфическими условиями жизни.

Миф о конкуренции

Представим себе 2 ситуации. Первая ситуация - на рынке один монополист. Вторая ситуация - на рынке неменее 5 независимых фирм, имеющих примерно равную долю. В каком случае соотношение цена-качество будет выше? Рассмотрим факторы, которые действуют на это соотношение при монополии и при конкуренции.

1. Фактор большей заинтересованности в снижении издержек при конкуренции.

Это тот самый фактор, о котором так любят рассуждать «демократы». Но дело здесь вот в чем. Современные компании, производящие товары народного потребления - это громоздкие бюрократические монстры, которые имеют отделения в 100-150 странах мира и порядка 100 тысяч работающих. Любой, кто работает в транснациональной корпорации, знает - там процветает такой махровый бюрократизм, который и не снился советским государственным учреждениям. Причем по-другому там нельзя - иначе фирма столь больших размеров просто станет неуправляемой. Соответственно, в таких фирмах только самое высокое начальство заинтересовано в снижении издержек и улучшении качества товара (но при монополии оно тоже в этом заинтересовано!) А начальство пониже рангом, не говоря уж о рядовых сотрудниках, и при конкуренции и при монополии заинтересованы в одном - иметь поменьше работы и побольше зарплаты.

2. Эффект масштаба

Это понятие в экономической теории означает, что при прочих равных условиях, чем больше объем производства, тем меньше себестоимость каждой единицы продукции. Когда весь товар на рынке производит одна фирма - себестоимость единицы продукции при прочих равных будет меньше, чем когда тот же объем товара произведет 5-7 разных фирм.

3. Затраты на маркетинг, рекламу, пиар, продажи и упаковку

Теперь мы приступаем к самому главному. Кто из нас неругался последними словами, когда интересные фильмы по ТВ прерываются на рекламу памперсов и сникерсов каждые 5 минут? А ведь 1 минута рекламного времени по ТВ стоит десятки тысяч долларов. Откуда такие деньги? Из нашего кармана-затраты на рекламу включаются в себестоимость товара. А в СССР затраты производителя на рекламу были малой величиной. Более того, реклама заполонила все газеты, журналы и буквально каждый свободный метр площади земли и зданий в крупных городах России. Это при том, что цены на рекламные площади, мягко говоря, кусаются. Кто -же за это платит? Мы с вами и платим - эти расходы включены в себестоимость товара. Пройдите по центральным улицам любого крупного города России. Центры городов забиты буквально под завязку офисами крупных фирм. Кто там сидит? Там сидят менеджеры по рекламе, маркетологи, дизайнеры, PR-щики, менеджеры по продажам и бренд-менеджеры. Чем занимается эта огромная армия высокооплачиваемых специалистов? Они занимаются ведением конкурентной борьбы. И их огромные по российским меркам зарплаты, и аренду офисов и техники, и изготовление рекламной продукции тоже оплачивает многострадальный российский потребитель. Мог кто-нибудь в советское время представить себе, что ему придется содержать столько «менеджеров»? Причем содержать отнюдь не на уровне врача и учителя. А ведь это - прямое следствие конкуренции.

Следующая статья расходов - упаковка. В советские времена она стоила копейки. Не то теперь, при «конкуренции». Теперь красиво упаковывают все подряд - и что нужно, и что не нужно. Понятно, что от этого себестоимость продукции, мягко говоря, не уменьшается. Короче говоря, куда ни посмотри - конкуренция фактически вместо снижения приводит к огромному росту издержек. Наблюдается ужасающий, безумный рост расходов на продвижение товара на рынок. Оно и понятно - ведь конкуренция это фактически война, а ведение войны всегда стоит очень больших денег. Бюджет монополиста и бюджет фирмы, ведущей острую конкурентную борьбу, отличаются примерно так же, как бюджет государства мирного от бюджета государства воюющего. Эти «военные» расходы конкурирующие фирмы перекладывают на потребителя. Потребителю деваться некуда, он вынужден платить. Ни одна фирма не может сильно снизить цену за счет уменьшения расходов на рекламу - в таком случае она мгновенно вылетает с рынка. Доходит до того, что в современном товаре нередко стоимость самого товара в целом ряде случаев составляет не более 20% от -цены, а остальное - расходы на PR, рекламу, маркетинг, упаковку и много чего еще «очень нужного» в производственном процессе. Вот такое вот «снижение издержек». С. Г. Кара-Мурза в своих книгах приводил случай, когда в СССР тюбик глазной тетрациклиновой мази стоил 9 копеек, а в США аналогичный тюбик того же веса стоил 4 доллара. При этом надо заметить, что в СССР фармацевтическая промышленность не дотировалась. Выходит, что издержки производства в США аналогичного товара были в 28 раз выше, чем в СССР, если считать по официальному курсу доллара, и в 150 раз выше, если считать по курсу черного рынка. Откуда взялась такая разница? А вот оттуда и взялась - в СССР была «монополия», а в США - «конкуренция».

Вместе с тем, ни в коем случае нельзя впадать в другую крайность, полностью отказываться от механизмов конкуренции и вновь переходить исключительно на директивно-плановые методы управления страной. Совершенно необходимо оптимально сочетать элементы плановой и рыночной экономики, развивая малый и средний бизнес.

Западные инвестиции и миф о школе