Похожие публикации

Борщ с капустой и картофелем на мясном бульоне
Документ
Технология приготовления: для приготовления блюда используют бульон, полученный при варке мяса для второго блюда. Бульон процеживают через сито. Очище...полностью>>

Борщ с капустой и картофелем на мясном бульоне
Документ
Технология приготовления: для приготовления блюда используют бульон, полученный при варке мяса для второго блюда. Бульон процеживают через сито. Очище...полностью>>

Борщ с капустой и картофелем на мясном бульоне
Документ
В кипящий бульон закладывают нашинкованную капусту, доводят до кипения, затем добавляют нарезанный брусочками картофель и варят 10-15 мин. Затем кладу...полностью>>

Борщ с капустой и картофелем на мясном бульоне
Документ
Технология приготовления: овощи очищенные промывают в проточной питьевой воде в течение 5 минут. Морковь, лук мелко нарезают и припускают в небольшом ...полностью>>



С. Кара-Мурза и товарищи Впоисках потерянного разума, или Антимиф-2

Но разве нынешние правители России будут делать выводы из этого урока новейшей экономической истории? Для этого нужно ведь заботиться о благе страны, а не о собственном благе…

«Открытость» и внутренний рынок

Многие годы с экрана телевизора не слезают «экономисты», «эксперты» и «аналитики», беспрестанно убеждающие народ в том, что внутренний рынок России должен быть максимально открыт для иностранных товаров. «Открытость», «прозрачность», «свобода перемещения капиталов» - вот типичные заклинания, без которых не обходится ни один телевизионный круглый стол или ток- шоу, посвященные экономическим вопросам. Характерно, что на этих сборищах на самом деле нет и следа диалога или, тем более, спора. Приглашенные хором повторяют избитые клише, почерпнутые из западных учебников, написанных специально для туземцев, с целью пропаганды «взаимовыгодного сотрудничества». Они нас осчастливят стеклянными бусами, а за это попросят самую «малость». Ну там, авиакосмические технологии, высококлассных специалистов, нефть, металлы, лес, алмазы и прочую безделицу. Поскольку они боятся вступать в открытую полемику, то хочешь-не хочешь, а придется с ними спорить заочно.

Почему в современной России производство товаров для внутреннего потребления с каждым годом хиреет и заменяется потоком импорта из-за границы? То, что данное явление имеет место быть - сомневаться не приходится. Многие, даже самые примитивные товары, имеют иностранное происхождение. Наиболее распространенным ответом на этот вопрос является утверждение, что наши товары не выдерживают конкуренцию с иностранными и поэтому заменяются импортом. Причем такими объяснениями отделываются даже высшие государственные чины. Например, когда руководители российских предприятий обращаются лично к президенту оказать поддержку отечественному производителю путем повышения импортных пошлин, то президент «мудро» замечает, что отечественное производство - это, конечно, хорошо, но еще важнее дешевизна продуктов для отечественного потребителя. Услышав в очередной раз такое объяснение, обыватель восторгается мудрой заботой президента о благе простого народа. Мне же становится тошно.

Итак, что мы имеем? Отечественный производитель неможет производить дешевые продукты питания, равно как и почти все прочие товары, и не может конкурировать с производителем иностранным. Почему не может? Главных вариантов такого объяснения два. Демократы утверждают, что это всё оттого, что отечественное производство плохо организовано. Рабочие у нас - разгильдяи и пьяницы, новые управленцы еще только учатся работать по-рыночному - в -общем, дурное наследие советской власти. Второе объяснение распространено в среде, оппозиционно настроенной интеллигенции. Поскольку Россия - страна северная, то любое производство здесь будет обходиться дороже, чем во всех странах Запада и тем более в Юго-Восточной Азии.

В данном случае не будем заострять внимание на том, какое из этих двух объяснений правильное, а попытаемся понять ситуацию, подходя к ее анализу с другой стороны. Вспомним, чему нас учат либералы. Производство потребительских товаров должно быть основано на конкуренции между их производителями. Тогда производители будут стремиться произвести как можно более качественные товары с наименьшими издержками. В результате такой конкуренции цены на товары станут низкими, отчего потребители получат много качественных товаров, и все будут довольны. Напротив, если конкуренции не будет, то цены будут монопольно высокими, и товаров будет мало, они будут низкокачественные, и все будут недовольны.

Давайте посмотрим внимательно, как обстоит здесь дело на самом деле. Вспоминаю свое детство. Приезжая в деревню или на дачу к другу, я считал нормальным, что у многих деревенских жителей были собственные мотоциклы. Чуть -ли не у каждого третьего подростка на даче был мопед - хорошее такое средство передвижения до 60 км/ч, не требующее прав. Сейчас, во время вожделенного демократического изобилия, замечаю, что в сельской местности людей на мотоциклах почти не видно, даже под Москвой, а мопеды чаще видно в магазине, чем на улице, по цене порядка 1000 долларов. На ум приходит расхожее объяснение. Мол, это все оттого, что наши 800 - рублевые мотоциклы не смогли конкурировать с импортными стоимостью от 2500 тысяч долларов. Наши 200-рублевые мопеды, не смогли конкурировать с зарубежными 1000 долларовыми «скутерами». Стоп. Что-то тут не то. Конкуренция, как нам долго говорили, однозначно должна приводить к выгоде потребителей, а у нас потребители в результате остались без этих самых мотоциклов и мопедов. Мои детские наблюдения подтверждаются и данными официальной статистики. В РСФСР было создано производство мотоциклов с годовым выпуском более 800 тыс. машин в год. В результате реформы это производство практически ликвидировано. При этом импорт мотоциклов незначителен. Вот тебе и конкуренция. Посмотрим, а как обстоит дело с другими товарами? Как выигравшие конкуренцию иностранцы смогли предложить нам больше товаров, хороших и разных, по сравнению с проигравшими отечественными производителями. Либералы нам все уши прожужжали, что в СССР были проблемы с мясом, колбасой и прочим. Однако потребление мяса в России устойчиво снижалось с почти 70 кг на душу населения в конце 80-х годов до чуть больше 40 кг на душу к настоящему времени. Причем, если при советской власти доля импорта в потреблении мяса составляла 5-8%, то сейчас доходит до трети. Это значит, что производство собственного мяса снизилось более чем вдвое. А какова ситуация в легкой промышленности? Если в 1990 году выпуск обуви в РСФСР составил 385 млн. пар, то к 2001 году он упал до 33 миллионов пар. Импорт не смог компенсировать этот спад. В 1997 году он составлял 20 млн. пар кожаной обуви, а к 2000 году снизился до 7,2 млн. пар. Производство спортивной обуви снизилось еще более значительно - в 20 раз, и опять импорт не в состоянии компенсировать этот спад. Такая же плачевная ситуация в производстве и потреблении трикотажа, верхней одежды и т. п. Хороша конкуренция!

Вместо повышения качества под влиянием рыночной конкуренции с импортными товарами произошло либо существенное сокращение, либо полная ликвидация отечественного производства практически всех видов потребительских товаров. Импорт этих товаров из-за рубежа не компенсировал спад собственного производства почти ни по -одному наименованию! Поток импорта из-за рубежа уничтожает не только отечественное производство, но и резко снижает уровень потребления наших сограждан. И это - горькая правда. Власти же делают вид, что этой проблемы не существует вовсе.

Миф о пшенице

В 2002 году в России собрали 86 млн. т зерна. По этому поводу 12 октября 2002 Президент В.В.Путин сказал буквально следующее:

«В последние годы, несмотря на плохую погоду, удалось добиться таких результатов, которых не было в советское время».

Реальные данные Госкомстата РФ о производстве зерна таковы:

Мы видим, что 24 года назад было собрано зерна в полтора раза больше, чем в «рекордный» 2002 г. То есть, представления В.В.Путина о зерновом хозяйстве России ошибочны фундаментально, а не в нюансах. Более того, урожай 1992 г., то есть урожай уже времен «реформы», был больше «рекорда» почти на треть. Урожай менее 100 млн. т. в последние 20 лет в РСФСР вообще был редкостью. Даже в среднем за пятилетку 1986-1990 гг. зерна собирали 104,3 млн. т в год.

Понятно, что заявления Президента по экономическим вопросам готовятся и редактируются экспертами-экономистами, которые подвизаются при правительстве и администрации президента. Трудно заподозрить их в том, что они хотели подставить своего работодателя, они сами были уже неспособны встроить свои количественные измерения во временной контекст. Но ведь это свойственно экономистам как сообществу в целом. Нелепая байка про рекорд довольно долго ходила по СМИ без какой бы то ни было реакции. Более того, когда зимой того же года С.Г. Кара-Мурза изложил этот инцидент в выступлении на конференции на Экономическом факультете МГУ и привел данные Госкомстата о производстве зерна на территории РФ, по аудитории прокатился гул недоверия. Несколько человек с мест закричали, что эти данные касаются всего СССР. Таким образом, многие экономисты из этой выборки не только не знали, как сказалась реформа на зерновом хозяйстве РФ, но и не помнят, что за 1976-1985 гг. в СССР собиралось в среднем по 193 млн. т зерна в год, а рекордные урожаи доходили до 215 млн. т.

Конечно, экономистам не обязательно помнить точные цифры, но их не составляет никакого труда посмотреть в справочнике. Видимо, у экономистов утрачен навык мысленно встраивать сообщение с количественной мерой во временной контекст. Ведь утверждение, будто 2002 г. стал рекордным для территории РФ за всю ее историю, вовсе не является тривиальным. Тем более, что уж экономисты должны быть наслышаны о том кризисе, который переживает сельское хозяйство страны. Как могла такая сенсация не вызвать интереса и сомнения?

Миф о первоначальном накоплении капитала

От наших российских либералов часто можно услышать бодрые заверения, что это, дескать, ничего, что олигархи все разворовали, народ обнищал, а государство вырождается в свору продажных чинуш. Просто идет период первоначального накопления капитала, который был и на Западе в Новое время. И там тоже творились всяческие безобразия - воровали, грабили, с голоду мерли, зато потом класс капиталистов сформировался, производство мало-помалу поднялось, жизнь постепенно, в течение 2 столетий, стабилизировалась, и теперь они как сыр в масле катаются, не только капиталисты и миллиардеры, но и простые люди. Так, мол, и россияне будут жить, может быть, не нынешнее поколение, и даже не дети наши, но дети наших детей уж точно!

Короче, господа Немцов, Хакамада и вся остальная их компания уже более десяти лет твердят уже известный людям постарше лозунг Хрущева, только немного осовремененный: еще немного, еще чуть-чуть, и все мы будем жить при коммун… извините, капитализме! Слушают это простые граждане, или как теперь принято говорить, электорат, и не обращают внимания на несуразности этого хода мыслей. А надо бы обратить, надо! Прежде всего, кто как не наши «демократы и либералы» говорят во всеуслышанье о правовом государстве? Так как же государство, где правит закон, один лишь закон и ничего кроме закона, согласуется с оправданием экономических преступлений, нанесших огромный ущерб российскому государству и обществу? Это не публицистическое преувеличение насчет преступлений, а факты. Давайте посчитаем: сколько человек было уволено, простите, сокращено, после приватизации предприятий, насколько упал их уровень производства - цифры, думаю, впечатлят.

Собственно, этого не отрицают ни сами олигархи, ни их политические агенты влияния - радикал-либералы, они лишь требуют принципиальной неподсудности за все преступления, совершенные в период приватизации, как этого требовал, например, Березовский при полной поддержке СПС. Хорошенькое получается правовое государство: за мешок украденной картошки человека сажают на три года, а за миллиардные махинации объявляют чуть ли не героем строительства капитализма!

Но удивительно не только это. Давайте вспомним, откуда взят термин «первоначальное накопление капитала» и вся схема превращения капитализма грабительского в капитализм промышленный? Не нужно быть бывшим работником Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, чтобы ответить: из учения Карла Маркса, а точнее, из его экономической теории, изложенной в «Капитале». Крайне странно слышать рассуждения Гайдара и Хакамады, то есть политиков, которые называют себя либералами-западниками, о первоначальном накоплении и его прогрессивности. Ведь согласно теории либерализма, все должно происходить совершенно иначе - классический западный либерализм вообще отвергает пятичленку истмата. Либералы вообще-то считают, что исторический процесс описывается другой, трехчленной, формулой -дикость - варварство - цивилизация, дикость и варварство здесь - это общества без рыночной экономики и управляемые авторитарными методами, цивилизация же - рыночные и демократические общества западного типа.

Отсюда словоупотребление «цивилизованные страны», которые наши либеральные политики, включая Президента, суют куда ни попадя. Они что, не понимают, что из него следует. А следует то, что Запад считает Россию варварской страной, даже когда она спасала его от Наполеона и Гитлера. Причем, настоящий либерал редко и без особого удовольствия употребляет и термин «капитализм» - разве что как характеристику экономического строя, но никак не как характеристику всей общественной формации. Либерал, я это повторю, дабы не возникало больше недоразумений, назовет это общество цивилизацией, цивилизованным. Цивилизация же, согласно либерализму, устанавливается при помощи общественного договора, социального контракта, по которому люди назначают себе правительство, делегируя ему власть, необходимую для защиты своей безопасности, частной собственности и общественного порядка, для создания и соблюдения законности и пресечения преступлений.

То есть цивилизация, по доктрине либерализма, устанавливается не путем грабежей, а вопреки им. После этого позволительно поинтересоваться: а Гайдар, Хакамада, Немцов, Кириенко и прочие вообще читали ли когда-нибудь основоположников либерализма - Локка, Руссо, Монтескье? Или их образование ограничилось набором западных брошюрок, изданных для туземцев? Создается именно такое впечатление.

В действительности, в России сейчас идет никакое не первоначальное накопление капитала, а простое разворовывание госсобственности. И деньги, вырученные от этого, не пойдут ни в какую капиталистическую экономику и не запустят механизм прибавочной стоимости и самоорганизации капитала. Нет, они будут банально промотаны в казино Монте-Карло и на Гавайях. А если б и начал в России развиваться настоящий капитализм западного типа, его бы Запад же благополучно и удавил бы. Зачем ему сильный экономический соперник да еще и ввиду грядущей битвы за иссякающие энергоресурсы планеты. Да и объективно нет у нас сотен лет для постепенного наращивания капиталистических мускулов, индустрия, построенная еще в советские времена и не подвергавшаяся модернизации в годы демократии, на грани развала. Еще несколько лет, максимум -десятилетий, и России грозит деиндустриализация.

Кому стало жить лучше после разрушения социализма

Жить стало лучше - только и слышим мы от политиков-либералов и их идеологов из СМИ, социологических служб, политологических центров и т.д. Они нередко упрекают представителей лево-патриотической оппозиции, что те, мол, сгущают краски, говоря о развале экономики и резком падении жизненного уровня в постсоветском обществе. По их словам выходит, что есть, разумеется, отдельные недостатки и при нынешней жизни, но, в общем, мол, жить стало лучше. И обосновывают свою точку зрения тем, что люди приобретают импортные видеомагнитофоны, холодильники, автомашины, носят импортную одежду, пьют «Кока-Колу», выезжают за границу. При этом иногда добавляют, что в советские времена телевизор «Филипс» или видеомагнитофон «Самсунг» были разве что у высокопоставленных партноменклатурщиков, вхожих в валютную «Березку», да у дипломатов, поживших за границей. А вот сейчас, после либерализации экономики, вообще, и внешней торговли, в частности, уровень жизни повысился. Давайте разберемся с этими аргументами.

Прежде всего, следует отметить, что тезис «жить стало лучше» в такой вот сугубо абстрактной форме также не имеет смысла, как и тезис: дождь - это хорошо. Все ведь зависит от конкретики, если весь месяц был зной, а потом пошел дождь, то хорошо, а если дождь и так уже идет все лето

- плохо. Точно также, и с вопросом: стало ли лучше жить. В этом случае уместно вспомнить русского поэта Некрасова, который в отличие от современных демократов ставил его куда более диалектичнее и добавлял: кому жить хорошо? Даже лидер СПС Б.Е. Немцов, которому плакать об обнищании народа при «демократах» вроде не с руки, в своих статьях и выступлениях признает, что 40 миллионов россиян находятся за чертой бедности. Если не верите, посмотрите речь Немцова на последнем съезде СПС 9 сентября 2003 года. Находиться за чертой бедности в современной России

- это еле-еле сводить концы с концами, зарабатывать столько, сколько впритык хватает на существование. Человек, находящийся за чертой бедности, зарабатывающий меньше прожиточного минимума или не зарабатывающий ничего вообще, а живущий жизнью бродяги и бомжа, естественно, не только не покупает себе импортных видеомагнитофонов и холодильников, но и колбасу и мясо видит только в магазинах, в которых «всё есть». Если же учесть, что эти люди еще недавно, при Советской власти, были инженерами, рабочими на предприятиях, имели достаток, то придется признать, что почти треть населения нашей страны живет намного хуже, чем раньше. Нет никаких сомнений, что стали жить лучше несколько процентов богатых и свербогатых, коих насчитывается до 15% населения. Да, они сумели хорошо нагреть руки на «реформах» и «приватизации». Они живут в чудо - коттеджах, имеют не только иномарки, но и собственные самолеты, отдыхают на Гавайях. Однако, не их имеют в виду и не к ним обращаются либералы, когда убеждают, что теперь, после распада СССР, стало лучше жить. Этих-то господ агитировать против Советской власти и за «реформы» не надо. Очевидно, подобные аргументы нацелены в сторону тех, кто не живет совсем уж в бедности, но и особых богатств и тем более сверхдоходов не имеют. Тех, кто может купить себе видеомагнитофон, а то и автомобиль, если поднатужатся, устроятся еще на одну работу, но о яхте и вилле на море мечтать не могут. Эти люди зарабатывают до тысячи долларов в месяц со всеми приработками. Итак, стал ли лучше жить такой средний россиянин? Если судить о хорошей жизни по штампам советских времен, как это делают либералы, то все признаки благосостояния налицо: и видео, и телевизор, и итальянские сапоги, и немецкая куртка. Но ведь прилагать штампы советских времен к постсоветской жизни, не учитывая специфики и реального социализма, и реального капитализма - это значит, манипулировать сознанием масс, чем, собственно, агитпроп и занимается. А если взглянуть на вещи трезво и объективно, то получится совсем другая картина.

Действительно, преподаватель советского вуза не мог купить себе импортный телевизор, за неимением таковых в общедоступных магазинах, и довольствовался советским цветным «Витязем». А теперь тот же преподаватель, подрабатывая репетиторством, покупает себе «Sony». Но в советские времена этот преподаватель имел нечто иное, чего он сейчас лишен. Он мог поехать по дешевой профсоюзной путевке в черноморский или кавказский санаторий, где, конечно, не было обслуживания по VIP-стандарту, но всё было вполне достойно и его устраивало. И сам платил он за это сущие пустяки (остальное платил профсоюз). Он мог бесплатно лечиться в больнице, где ему выдавали лекарства и делали процедуры. Теперь ему говорят - лечись в частной клинике, там хорошие врачи, но ведь на частную клинику у него денег нет. Тут та же ситуация, как и со сравнением доходов советского и западного профессора. В годы перестройки наши «демократы» любили поразглагольствовать: советский профессор получает сущие гроши, если перевести его зарплату в доллары и сопоставить с зарплатой его американского коллеги. Так что, давайте разрушим социализм, построим капитализм и будем почивать на лаврах. Сама подобная постановка вопроса уже говорит о тяжелом расстройстве сознания. Как едко заметил однажды С.Г. Кара-Мурза, это все равно что говорить: моя жена не так красива как Софи Лорен, так что брошу я ее и пойду сделаю предложение Софи Лорен. Бросить-то жену можно, но в итоге останешься и без жены, и без Софи Лорен. Иными словами, с чего это либералы решили, что сразу после крушения социализма профессор будет ездить на «Мерседесе»? Помнится, Явлинский обещал произвести переход к цивилизованному капитализму за 500 дней. Сам Запад к нынешнему благосостоянию шел не одну сотню лет, был неоднократно потрясаем революциями и гражданскими войнами, кризисами и депрессиями.